Обучение консервативной демократии   3

История и философия

08.11.2017 19:58  5.4 (7)  

Борис Межуев

957

Обучение консервативной демократии

Русская Idea уже предлагала своим читателям поразмышлять над тем, какой может быть сегодня повестка «консервативной демократии». Наш собственный ответ на этот вопрос – стоит сконцентрироваться на создании и укреплении институтов низовой гражданской самоорганизации, когда локальные сообщества отстраивают и обустраивают жизнь, занимаясь не политикой, а «малыми делами».

Статья председателя редакционного совета сайта Бориса Межуева анализирует примеры такой самоорганизации в современной России. Мы надеемся и в дальнейшем публиковать материалы о подобного рода примерах.

Вероятно, многим это покажется парадоксальным сюжетом в момент столетия Октябрьской революции, однако мы полагаем, что такой подход – это во многом спасение от революций в будущем, ведь 1917 год, как и события Гражданской войны, показали: в момент коллапса государства, когда порядок «рассыпается», обыватели на пространстве всей страны если что и готовы защищать – так это свои собственные локальные сообщества.

***

Консерватизм и демократия – явления вроде бы разнопорядковые; во всяком случае, в рамках европейской идеологической жизни люди, именующие себя консерваторами, обычно выступали в защиту разного рода традиционно сложившихся иерархий, оберегая их от нападок адептов радикального уравнивания. Тем не менее, есть один пункт, в котором эти две идеологии сходятся: речь идет о локальной демократии, демократии малых пространств.

Обычно у нас в России принято говорить о местном самоуправлении – однако это выражение немного стерлось, как пятак, оно просто строка в административном реестре. В ходу такие выражения: «На местное самоуправление стоит выделить столько из регионального бюджета», «Теме местного самоуправления нужно посвятить очередное выступление губернатора». Поэтому следует, наверное, говорить о «демократии малых пространств», защите сообществ от произвола со стороны бюрократии и финансовой олигархии. О защите от своего рода строительного браконьерства – при котором вырубают заповедные леса под кемпинги, уничтожается старая застройка, искажается природный ландшафт. Москвичи, да и жители других регионов, прекрасно знакомы с такого рода произволом, для нас в подобных действиях власти нет ничего удивительного. Вместе с моим другом и коллегой Ильей Смирновым и коллегами из муниципального законодательного собрания «Раменки» мы попытались что-то предпринять в защиту сложившегося ландшафта долины реки Раменки, которой (долине) угрожала тотальная вырубка и застройка, несмотря на наличие краснокнижных растений в этой зоне. Как будто, общими усилиями удалось остановить застройку и добиться введения ООПТ в зоне, правда, в границах чуть меньших, чем того добивались активисты.

Проблема,  однако, состоит в том, что любая общественная активность в любом регионе немедленно попадает в зону влияния либо коммунистов, либо либеральной оппозиции. Либо КПРФ придет на помощь активистам, либо «Яблоко»: получается, что у консервативной демократии нет какой-то особой силы, способной аккумулировать гражданское движение в защиту общественных пространств против произвола приватизаторов и застройщиков. Исключением из этого общего правила выступил один город России – Севастополь, в котором общественную активность в плане борьбы с застройщиками ведет местное отделение Общероссийского народного фронта и половина Законодательного  Собрания города, прошедшая по списку партии «Единая Россия». Это, безусловно, уникальный для России случай, когда «консервативно-демократическая» оппозиция действует в регионе от имени правящей партии.

Казалось бы, правящей партии и ОНФ следовало всячески приветствовать это обстоятельство. Общественные активисты, борцы против застройки урочища Ласпи в Севастополе и противники размещения в районе горы Гасфорта военного парка «Патриот» — это, собственно, и есть костяк той пророссийской революционной силы в городе, кто в феврале 2014 года выступил против новых майданных властей и своим выступлением привел город в Россию. Соответственно, до сих пор в разговорах с этими людьми, в частности с главным экологическим активистом Заксобрания, председателем постоянного комитета по градостроительству и земельным вопросам, а также основным историком и летописцем севастопольской революции Вячеславом Гореловым проскальзывает мысль о том, что продолжающееся и до сих пор не прекратившееся варварское уничтожение природных зон в черте этого субъекта Федерации представляет собой наследие чужой власти и «пережиток» украинских порядков. Хотелось бы верить, что это так, но, увы, каждый россиянин прекрасно знает о том, что российские порядки в этом отношении мало чем отличаются от порядков украинских: «бандитский капитализм» если в чем и преуспел, так это в сфере уничтожения природных зон и культурных сред. Печальная судьба Царицыно или Коломенского в Москве — тому великолепное свидетельство.

Однако севастопольские активисты осуждают Украину и «украинские порядки», и их безоговорочный российский патриотизм вызывает безусловное восхищение. Два года назад, когда Горелов и его соратники из Заксобрания и Общественной палаты Севастополя попытались организовать в городе митинг против истребления урочища Ласпи и других заповедных зон, в некоторых СМИ, причем как региональных, так и, увы, федеральных, началась шумная кампания против большинства депутатов. Главное обвинение, которое тогда прозвучало, состояло в том, что город (именно весь город, а не просто Законодательное собрание) заражен «майданным вирусом», что вера в свою особенную роль в истории 2014 года приводит севастопольских активистов-общественников к неправильным и вредным идеям о роли «гражданского общества», «правах человека» и прочим западным штучкам, неуместным для русских патриотов.

Между тем, инициативная группа, добивавшаяся прекращения строительства в Ласпи (она назвала себя «Служу Севастополю»), проявляла полную лояльность государственной власти и законопослушание: как только городской суд запретил митинг на площади Нахимова, его инициаторы выразили готовность подчиниться этому вердикту и отказались от дальнейшей протестной активности. Радостные победители из числа сторонников тогдашнего губернатора решили отпраздновать свой временный триумф концертом группы «Ласковый май»: для города, в котором простые работяги продолжают, как в советское время, слушать Высоцкого, а студенты – Цоя, это было своего рода сознательное оскорбление. Типа «забудьте Высоцкого, насладитесь Шатуновым», или, точнее, забудьте о революции, полюбите сладость конформизма.

Конфликт тут же вышел в политическую плоскость. Сторонники депутатского большинства стали выступать за всеобщие выборы губернатора; их противники, поддержанные рядом московских политологов, начали утверждать, что в Севастополе прямые выборы опасны, а потому, соответственно, жители города – базы Черноморского флота – должны быть поражены в своих политических правах. В отличие от Чечни, Адыгеи и Дагестана. Слава Богу, год назад этот политический конфликт прекратился, в городе успешно прошли прямые выборы губернатора, и мы на нашем сайте даже внесли успешное разрешение этого противостояния в копилку побед «консервативной демократии».

Тем не менее, реальные экологические проблемы, ради которых, собственно, и создавалось движение «Служу Севастополю», оказались не разрешены. Точнее, разрешены лишь наполовину. Парк «Патриот», лоббируемый «Ночными волками», переехал со склоны горы Гасфорта на территорию 30-ой береговой батареи – к полюбовному согласию всех сторон. Однако хаотическая застройка урочища Ласпи не прекратилась, ООПТ до сих в этом районе не введена, строительство на территории заповедника идет с новой силой.

Проблема спасения Ласпи осложняется тем обстоятельством, что в украинские времена на этой территории было выдано незаконным путем множество земельных участков, владельцы которых, разумеется, хотят использовать их с максимальной коммерческой выгодой. Поскольку в имущественно-земельных отношениях с украинских времен в Севастополе царит полный хаос, новая губернаторская власть начала процесс судебного пересмотра решений на выдачу земельной собственности. Около 400  судебных исков  к владельцам участков были удовлетворены. Это стало, в свою очередь, источником протестов в городе весной 2017 года, и любопытно, что эти протесты поддержали те самые средства массовой информации, кто два года назад обвинял Заксобрание в «майданных настроениях», а также в противодействии закону о национализации. Теперь же главным виновником реквизиций земельной собственности был назван недавний спикер Законодательного Собрания Алексей Чалый, который публично поддержал проект Генплана.

Депутат Заксобрания, председатель его постоянного комитета по социально-гуманитарным вопросам Татьяна Щербакова говорит о том, что реквизиции по суду не имеют никакого отношения к проекту Генплана, который был призван решить проблему транспортных развязок и создания приемлемой городской среды после десятилетий хаотичной застройки. Между тем, дело спасения урочища Ласпи, которым непосредственно занимается Вячеслав Горелов, вообще не предполагает конфискации земельных участков, но лишь обязательное установление на этой земле статуса Особо охраняемой природной территории. Если такой статус будет установлен, то, согласно Земельному кодексу, на этих землях, кому бы они при этом ни принадлежали, может быть ограничена хозяйственная деятельность: иначе говоря, здесь нельзя будет строить жилищные объекты, уничтожать природу, вырубать деревья.

Поручение спасти заказник в урочище Ласпи от застройки дал в апреле 2017 года на IV медиа-форуме  президент России Владимир Путин.

Путин тогда ответил на вопрос севастопольского журналиста Антона Пархоменко: «То, что там было понастроено в прежние десятилетия, просто не хочется даже комментировать. Сейчас есть уникальная возможность “с нуля”, внимательно и очень бережно, подойти к решению этих вопросов». По итогам пленарного заседания медиа-форума Президент России утвердил перечень поручений. Согласно одному из них, № 889, п. 7, Минэкономразвития России совместно с Минприроды России и Правительством Севастополя с привлечением ОНФ сроком до 1 августа 2017 года поручено разработать комплекс дополнительных мер по соблюдению ограниченного режима хозяйственной деятельности на территории памятника природы регионального значения «Заповедное урочище “Скалы Ласпи”».

Впоследствии категорическое неприятие продолжающегося процесса уничтожения уникального природной зоны выразил посетивший Ласпи в сентябре 2017 года координатор центра общественного мониторинга Общероссийского народного фронта по проблемам экологии и защиты леса, депутат Государственной Думы Владимир Гутенёв. Всё вроде бы было решено, и тем не менее, угроза взорвать ситуацию, исходящая от противников действующего губернатора, явилась новым препятствием для создания заказника на территории урочища. Застройщики приободрились и вновь повели атаку на большинство Заскобрания, «секту Чалого» и местное отделение ОНФ.

Этот период «консервативной демократии» может завершиться ее временным отступлением: в 2019 году в городе состоятся новые выборы в представительные органы власти, и соратникам Алексея Чалого и Вячеслава Горелова будет очень трудно создать в Законодательном Собрании новое устойчивое большинство. Однако в запасе у них есть еще год, чтобы остановить процесс разрушения природного заповедника Ласпи и, кстати, не только его одного: уже есть планы застройщиков обустроить и другие природные зоны в духе модных идей «экологического туризма», но без учета особенностей местности. Если все-таки хотя бы эту зону, где произрастает свыше 30 видов краснокнижных растений, удастся спасти, это будет хорошим уроком «консервативной демократии».

Воспользовавшись примером севастопольских общественников и депутатов, возможно, удастся остановить аналогичные разрушительные процессы и в других регионах России: главное, чтобы консервативно-демократические силы сознавали свою солидарность и понимали, что у них есть своя особая – политическая – повестка, и она отличается как от той, что предлагают коммунисты, так и той, что продвигают либеральные оппозиционеры. Когда-нибудь, возможно, эта повестка станет основой политического позиционирования новой генерации отечественных политиков, которые окажутся способны преодолеть роковой барьер, разделяющий эти две идеологии. Тогда мы будем с благодарностью вспоминать тех, кто привел Севастополь в Россию, и тех, кто, уже находясь в России, защищал заповедную территорию от «экологического браконьерства».


Оцените статью

Смотреть всю рубрику