Америка сосредотачивается  15

Геополитика

23.12.2018 14:07

Борис Межуев

8630  8.3 (64)  

Америка сосредотачивается


Станет ли Эрдоган демонстративно подыгрывать Трампу для его политического спасения? Исключать этого нельзя

Решение Дональда Трампа о выводе контингента американских войск из Сирии в составе 2000 человек удивляет прежде всего своей неожиданностью. Вроде бы наиболее влиятельный представитель нынешней администрации, советник по национальной безопасности Джон Болтон еще недавно уверял мировую общественность, что американские военные не покинут Сирию до тех, пор пока в этой стране продолжают находиться иранские вооруженные подразделения, союзные президенту Асаду. И сохранялось впечатление, что и сам Трамп придерживается той же позиции.

По сообщениям прессы, все изменил телефонный разговор Трампа с президентом Турции Р.Т. Эрдоганом, который настаивал на уходе американцев. Эрдоган приводил в качестве аргумента тот же самый довод, который воспроизвел в своем знаменитом твитте Трамп: ИГИЛ разгромлен, миссия выполнена, американцам более делать в Сирии нечего, дело борьбы за свободу и демократию следует оставить, в частности, Турции, члену НАТО и верному союзнику Америки. При этом Эрдоган не настаивал на том, чтобы американцы ушли немедленно – но здесь уже упрямство проявил глава Белого дома, кстати, с согласия своего советника по национальной безопасности.

Если уж уходить, то уходить прямо сейчас, оставляя все издержки на Анкару. Путь она сама разбирается с курдами, пусть она разбирается с русскими и Асадом.

Кто поддержал решение Трампа? Одобрение выводу войск из Сирии, разумеется, дали Путин и Эрдоган, а также анти-интервенционистское крыло американского политического класса – умеренные реалисты и так называемые «палеоконсерваторы». Как написал в новой колонке вождь палеоконов Патрик Бьюкенен, Трамп наконец стал выполнять свои предвыборные обещания и, в частности, обещание одержать победу над ИГИЛ и покинуть территорию Сирии.

Однако большая часть американских СМИ – и либералы, и консерваторы – резко выступили против решения Трампа.

Шеф Пентагона генерал Джеймс Мэттис написал президенту резкое письмо, где призвал главу государства найти более лояльного ему министра обороны. Сам же Мэттис дал понять, что не может более играть в команде политика, столь неуважительно относящегося к союзникам Соединенных Штатах и столь миролюбиво к их авторитарным противникам – России и Китаю. Либеральные СМИ тут же преподнесли отставку Мэттиса как трагедию вселенского масштаба, как уход из команды последнего честного и смелого политика, не боявшегося высказывать свое мнение.

На то обстоятельство, что последнего честного и смелого политика заставило покинуть администрацию решение о прекращении не санкционированной ни Конгрессом, ни Совбезом ООН войны, а со всем остальным он был готов мириться, рискнули обратить внимание лишь отдельные эксперты. Другие предпочли говорить о хаосе, в который впадет Америка после расставания Трампом последнего из любимцев американского истеблишмента в его команде.

Но Трамп действительно сталкивается с проблемой, которую не очень понятно, как он собирается решать.

Дело в том, что против вывода войск из Сирии выступают практически все близкие ему фигуры – и внутри, и вне администрации. Мы уже говорили о сложном отношении Джона Болтона к этому решению, думаю, что и позиция госсекретаря Майка Помпео мало чем отличается от болтоновской. Сомневаюсь, что это же решение вызывало восторг и у вице-президента Майка Пенса. Влиятельные фигуры в Сенате, включая сенатора от штата Южная Каролина Линдси Грэма и лидера республиканского большинства в Сенате Митча Макконнелла называют решение Трампа «огромной ошибкой» и требуют его пересмотра.

Еще более любопытно, что аналогичное мнение высказывают недавние друзья и союзники президента в правом лагере – традиционные консерваторы, группирующиеся вокруг таких изданий, как «National Review» и «New York Post» и, что даже более выразительно, обозреватели американо-израильского журнала «Commentary». До сих пор не было никаких признаков расхождения Трампа с произраильскими «ястребами» в Америке, благодарными 45-му президенту за выход из иранской «сделки» и перенос столицы в Иерусалим. Очевидно, что нынешнее решение, какими бы тактическими аргументами оно ни подкреплялось, вызывает недовольство не только в Вашингтоне, но и в Иерусалиме, что лишает президента важной опоры в противостоянии его внутренним противникам.

При этом абсолютно непонятно, кого Трамп намеревается выдвинуть в преемники Мэттису. Все называемые прессой фигуры, включая того же Линдси Грэма, сенатора из Арканзаса Тома Коттона и отставного генерала Джека Кейна, высказываются против вывода войск из Сирии. Но, с другой стороны, претендента, который продемонстрирует абсолютную лояльность президенту, в том числе и по сирийскому вопросу, едва ли утвердит Сенат. Поэтому то отставка Мэттиса, да еще и в такой резкой форме, столь невыгодна для президента – важнейший пост в администрации будет скорее всего очень долго занимать должностное лицо с приставкой «и.о.».


Поэтому единственный выход для Трампа сейчас – это предъявить дивиденды, которые должно принести это решение. А их может быть только два – демонстративная ссора Турции с Россией или же вхождение Турции в антишиитскую коалицию. Станет ли Эрдоган демонстративно подыгрывать Трампу для его политического спасения? Исключать этого нельзя, и поэтому отношения с Турции у России могут снова обостриться. Ведь с чисто реалистической, прагматической точки зрения, Трамп абсолютно прав – на самом деле главной сдерживающей силой России на Черном и Средиземном морях должна быть именно Турция.

При этом США не следует по-глупому ссориться и с Россией как с якобы непримиримым идеологическим супостатом. Гораздо умнее заставить Турцию и Россию отчаянно бороться друг с другом, в том числе и за симпатии Вашингтона, подобно тому, как соперничали за них на рубеже 1960-х – 1970-х годов СССР и Китай. Итогом стал коллапс коммунистического и левого протестного движения в некоммунистическом мире. Вот и сейчас Трамп делает аналогичный ход - в смысле внешней политике абсолютно разумный – он дает одновременный пас обеим странам, пусть они теперь разбираются, кто от этого выиграл в большей степени.

«Вывод войск из Сирии» – это такое «яблоко раздора», брошенное Вашингтоном на стол заседаний астанинской тройки.

Но ведь это и в самом деле хитроумное и по-своему провокационное решение нужно еще суметь продать находящемуся в состоянии перманентной истерики вашингтонскому истеблишменте, а его представители не находят ничего более умного, как визжать о «предательстве союзников» и проигрыше США в Холодной войне с Россией.

Но что делать России? Надо признать, президент Владимир Путин на своей пресс-конференции эффектно перебросил мяч на поле Трампа: если уж он хочет продемонстрировать жест доброй воли по отношению к России, он может это сделать легко, отменив ограничения против Крыма и Севастополя. Или же, сохранив эти ограничения, признать их наказанием за крымский сепаратизм, одновременно убрав все претензии к законности референдума 16 марта 2014 года.

Путин, конечно, не обращался прямо к Трампу, но, я убежден, главным адресатом этого высказывания был именно американский президент.

Абсурдность специальных санкций против жителей Крыма и Севастополя, против экономики этих двух регионов настолько очевидна, что едва ли кто-то убедительно сможет возразить российскому лидеру. Или присоединение Крыма – это аннексия, и тогда санкции против населения захваченного полуострова сродни сталинскому осуждению тех, кому выпала судьба проживать на оккупированной территории, или это результат народного восстания и последующего народного волеизъявления, и в этом случае Россия виновата только в том, что защитила восставших.

Но ведь и в том, и в другом случае непонятно, в чем виноваты крымчане и севастопольцы? И если Трамп хочет сделать шаг в сторону России, он без особой потери лица может снять эти особые – антикрымские – санкции. Сможет ли принять американский президент этот элегантный пас, и что он вообще может в нынешней ситуации, покажет будущее.

Итак, подведем итоги.

Решение Трампа о выводе войск из Сирии – с холодной реалистической точки зрения, абсолютно правильное. Цель его состоит в том, чтобы окончательно расколоть связку Путин и Эрдогана, одинаково недовольных – хотя и по разным причинам – военным присутствием США в регионе. Проблема в том, что холодный реализм сейчас не в моде, да в общем он и никогда не пользовался симпатией в широком общественном мнении. Последний последовательный реалист в Белом доме – покойный президент Джордж Буш-старший не смог переизбраться на второй срок, ровно как до этого не смогли этого сделать реалисты – Джеральд Форд и Джимми Картер. При этом реализм всегда требует жертв, и жертвой этого шага оказываются брошенные США союзники – курды.

Сможет ли Трамп найти в политической элите сторонников своей новой политики, притом что даже члены его собственной администрации пребывают в некотором шоке от нее, абсолютно непонятно.

Трамп, конечно, надеется, что Турция и Россия начнут демонстративно ссориться, как Китай и СССР 50 лет тому назад. Если же возникнет какой-нибудь приграничный конфликт, то это будет совсем прекрасно.

Надеюсь, что Москва и Анкара не станут поднимать авторитет Трампа и спасать его политическую репутацию такой ценой. При этом у Трампа есть прекрасная возможность проявить добрую волю по отношению к России и отказаться от санкций против жителей Севастополя и Крыма.

Если случится невозможное, и слова российского президента по этому поводу будут услышаны, в этом случае можно будет надеяться на то, что процесс размораживания отношений двух стран все-таки начнется, несмотря на фронтальное противодействие ему двухпартийного антироссийского консенсуса в Америке.


Оцените статью