Мой педагогический выбор   30

Человек и общество

22.10.2017 19:09  7.1 (21)

Борис Межуев

6317

Мой педагогический выбор

Итак, телеведущая и светская львица Ксения Собчак выдвинула свою кандидатуру в президенты России, и довольно быстро выяснилось, что политическая линия отнюдь не маргинальна. Газета «Ведомости» опубликовала ее предвыборный манифест, сайт «Эха Москвы» разместил ее ролик, в ее поддержку выступили столь разные представители нашего телебомонда, как Максим Шевченко и Владимир Познер. Оппозиционные политологи, немедленно осудившие выдвижение Собчак, как предательский «удар в спину» Навальному, теперь ищут смягчающие формулировки, которые позволили бы «незаметно» присоединиться к ее избирательной кампании. Понятно, что телеведущая затмит собой несколько однообразный силуэт главного антикоррупционера, умудрившегося за 2017 год проиграть две теледуэли – с Игорем Стрелковым и самой Ксенией Собчак.

Что в итоге?

В итоге, наша оппозиция станет личным ресурсом в единоличном пользовании кандидата «Против всех» и ее семейного клана. В современном мире все так или иначе становится чьим-то личным ресурсом – не только нефть и алюминий, но и культура, образование, постмодернизм – в том числе оппозиционный протест. Кто-то рано или поздно должен бы его приватизировать

Казалось бы: у Собчак было менее всего шансов это сделать. В декабре 2011 года на площади Сахарова, когда теледива впервые появилась в кампании оппозиционных спикеров, толпа встретила ее криками негодования. Та декабрьская массовка вообще была не особенно доброй к спикерам, кто-то раздал митингующим свистки, это привело к ритуальному освистыванию практически все, кто выступал с трибуны. Засвистали Шендеровича, Касьянова, Кудрина. Тогдашняя толпа не хотела слушать фактически никого, кроме Навального – он казался главным победителем, Давидом, одержавшим победу над Голиафом «Единой России», и сама мысль, что какие-то другие фигуры из либерального истеблишмента могут оспорить его безусловное лидерство, порождала злобное возмущение.

Но сама эта плебейская ненависть к «сытым» либералам, превалировавшая в тот момент в массе протестующих, она достигла своего пика и апогея во время выступления конкретно дочери покойного петербургского градоначальника. Само имя ее вызвало волну возмущения, а когда с далекой трибуны раздались слова: «Я Ксения Собчак, и я свободна», отметившие собой рождение нового политика, косматые бородачи вокруг меня стали визжать что-то непотребное, из чего я рискую произнести только более менее добродушно произнесенное кем-то поблизости: «Шла бы ты домой, Пенелопа!» Казалось, что после неудачного дебюта на площади Сахарова Собчак навсегда расстанется с мыслью о лидерстве в оппозиционном стане. Однако те, кто мог прийти к такому выводу, явно недооценивали характер телеведущей и ее фантастического упорства.

В период  романа с Ильей Яшиным, близким соратником одновременно и Немцова, и Навального, вместе с последним побывавшим в 15-ти дневном административном заключении после событий 5 декабря, Собчак попала в самый центр «белоленточной» активности. Впоследствии с ее активным участием вышел документальный фильм, в котором короткий роман Собчак и Яшина был подан, разумеется, с благословения самого политика, как важнейший сюжет протестной эпохи. Собчак не скрывала и в этой романтической саге, да и в многочисленных выступлениях и телеинтервью, что не довольна именно плебейским, народническим характером так наз. «болотного» протеста, что в своем крайнем выражении – в лице Сергея Удальцова в первую очередь – он принимает характер бунта бедных против богатых и сильных, и тем самым уводит Россию от чаемого европейского будущего, к которому вроде бы искренне стремятся либеральные оппозиционеры.

Собчак тогда не принимали всерьез в «белоленточном» бомонде, ее тем не менее боялись, старались вытеснить из структур оппозиции – все было, однако, бесполезно, поражение терпели раз за разом противники телеведущей, а она сама продолжала с переменным успехом свою работу по фактической приватизации «Бело<ленточно>го дела»

К началу 2017 года из возможных соперников Собчак на сцене оставался один Навальный: Немцов был убит, Удальцов только готовился к выходу из тюрьмы и явно не мог рассчитывать на быстрый успех, Пономарев покинул страну, Михаил Прохоров отошел в тень. Уличная оппозиция значительно ослабела, но Навальный все же продолжал претендовать на исключительное лидерство. Многочисленные попытки потеснить его с политического поля ни к чему не привели: движение против московской реновации, нацеленное не столько против Собянина, сколько против Навального, не пережило московских выборов, телеинвективы о близости лидера ФБК Гитлеру и ЦРУ мало кого убеждали, даже неубедительность Навального в качестве телевизионного полемиста не повлияла на его популярность среди поклонников.

Молодежь искала своего героя, а других героев кроме Навального у него не было.

Но в наше время все решает доступ к медиа. Свежеиспеченному кандидату «против всех» он оказался обеспечен и гарантирован, а это значит, что все хорошее и живое, что оппозиционный избиратель надеялся услышать из уст Навального, он теперь услышит из уст Ксении Собчак. Она, конечно, не станет президентом России, но она вполне может стать на долгие и долгие годы главным спикером России от оппозиционного либерализма, окончательно вытеснив из этой ниши вечно неудачливого Григория Явлинского. Подобно тому, как Геннадий Зюгановприватизировал «ностальгию по социализму»,  а Владимир Жириновский – «имперский реваншизм», Собчак – почему бы и нет – сможет приватизировать «тоску по европейскому будущему» в сочетании с «потребностью в переменах». Если хотите «перемен», идите к Собчак!

Наверное, власти по своему это удобно, Собчак никогда не станет ни Долорес Ибаррури, ни Софьей Перовской, ни даже Александрой Коллонтай. Все с чем она будет политически соприкасаться, будем носить немного несерьезный, игровой, полупародийный оттенок. Все будет находиться на грани политтехнологической разводки и хеппиэнинга. Но вождем и учителем подрастающего поколения она вполне может стать , причем более всамделишно и убедительно, чем вожди нашистского движения, канувшие в Лету немедленно после смены руководства молодежной политикой.

О чем скажет молодым людям грядущий 2018 год: «Будьте как Ксюша, думайте как Ксюша, поступайте как Ксюша» – и тогда рано или поздно вы добьетесь всего, что хотите – и больших денег, и хорошего образования, и море удовольствий, и, чем черт не шутит, респектабельной политической карьеры.

Признаюсь честно, я бы не хотел, чтобы мои дети, мои сыновья и особенно дочь, росли вот в такой нравственной атмосфере, которая нам фактически навязывается. Я желал бы надеяться, чтобы у их поколения нашлись какой-нибудь другой герой и другая героиня. Думаю, что и очень многие родители согласятся со мной в моем не столько политическом, сколько, скорее, педагогическом выборе. Я не очень боюсь того, что в результате этих выборов страна упадет в руки Ксении Собчак, но то, что в ее монопольном владении окажется судьба целого поколения, вот это меня и в самом деле заботит. И мой выбор в 2018 году будет обусловлен в том числе и этим обстоятельством.


Оцените статью

Смотреть всю рубрику