Арест Серебренникова похож на шантаж   18

Человек и общество

23.08.2017 18:08  4.4 (27)  

Борис Межуев

8085

Арест Серебренникова похож на шантаж

Исток происходящего, как мне кажется, коренится в событиях 1996 года – речь идет о президентских выборах в России. С того момента началось систематическое развращение культурного слоя Москвы. Столица тогда в первый раз была завалена шальными деньгами. Практически все творческие слои интеллигенции, все, кто имел хоть какое-то влияние на общественное мнение, получали деньги — через разные каналы «черным налом». Вспомним пресловутую «коробку из-под ксерокса» и не только. С этого момента Москва превратилась во что-то вроде Рима эпохи первых цезарей. Там тоже каждый, кто хотел прийти к власти, должен был обеспечить римской толпе «хлеба и зрелищ».

Серебренников – влиятельный человек в театральной среде Москвы. Скорее всего, деньги он получил именно за это влияние. А не за спектакли.

В этой ситуации я не знаю, можно ли вообще в этой истории к кому-то предъявлять юридические или моральные претензии. Все по своему ведут себя логично: власть понимает, что если она не будет кормить креативный класс, его будут кормить противники власти, условно говоря, «коллективный Ходорковский»; креативный класс, разумеется, тоже не хочет голодать, и было бы смешно его в этом обвинять; карательные органы со своей стороны говорят о необходимости строгого исполнения закона, и они тоже по-своему правы, хотя в эту ситуацию трудно вмешаться с критериями Уголовного кодекса.
Поэтому морально и юридически всё это дело оценить невозможно: это такой слепок с той отвратительной реальности, в которую погрузилась Москва с конца 1990-х годов. Надо признать, и не одна наша столица. Похоже, это вообще судьба больших городов, постиндустриальных центров с огромным полупаразитическим креативным классом, прекрасно понимающим, что обладает ресурсами шантажировать власть своей нелояльностью.

По-видимому, подобного рода шантаж (разумеется, не со стороны задержанного режиссера, а со стороны каких-то более влиятельных людей) стал ощутим и в кругу лиц, принимающих политические решения. На шантаж решили ответить вот таким образом: типа, бояться теперь уже нечего, с Западом отношения не исправишь, а здесь будем действовать предельно жестко, невзирая на регалии. Уверен, мы увидим со стороны оппозиции ответные шаги аналогичного толка: «посмотрим, не побоитесь ли вы ссоры с культурной общественностью», если Серебренников окажется в лагере, а Чулпан Хаматова, условно говоря, в партии «Парнас», то есть открыто объявят о своем разрыве с режимом.

Боюсь, что это плохая ситуация, когда стороны начнут испытывать друг друга на «слабо». Не уверен, что она выигрышна для власти. Тем более что в обществе, на самом деле, сейчас нет страха перед властью. И страх в ближайшее время не появится.
Что касается того, как поступать с московским креативным классом, то, думаю, здесь придется действовать методами просвещенного абсолютизма: распределять средства через профессиональные сообщества, находя в каждом из них тех, кто сможет отвечать за результат. По понятным причинам это вызовет огромное и справедливое недовольство, это будет воспринято, как отдача отрасли в подчинение конкретным лицам, но это всё же лучше, чем то, что мы имеем сейчас. Своего рода пауперизацию интеллигенции, которая в итоге ведет к тому, что в ее среде выгоднее всего занимать позицию умеренной нелояльности. Потому что если ты искренне лоялен, то на тебя просто не обратят внимания. Именно поэтому в интеллектуальных и творческих средах на последовательных лоялистов смотрят чаще всего как на штрейкбрехеров, своим копеечным патриотизмом срывающих крупные гешефты. Мне кажется, надо задуматься всерьез над тем, как менять эту гнилую атмосферу в московской интеллектуальной среде. Думаю, тут лечение страхом абсолютно бесполезно.


Оцените статью

Смотреть всю рубрику