Дионис в храме Аполлона  4

Власть и общество

25.07.2019 19:58

Борис Межуев

3033  8.6 (19)  

Дионис в храме Аполлона

Следует ли снять запрет на продажу спиртного в музеях и галереях? На днях нижняя палата парламента приняла соответствующую поправку — по сути правительственную, но предложенную несколькими депутатами. Что примечательно, в числе инициаторов нет членов Комитета Госдумы по культуре: его глава Елена Ямпольская неоднократно заявляла обратную позицию, среди прочих аргументов вспоминая прошлогоднее нападение на картину Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван...». Вандал, как известно, перед этим заглянул в буфет Третьяковки, где «опрокинул» сто граммов водки.

Очевидно, что экспертами, выступающими сегодня за право музея на реализацию алкоголя, владеет желание почувствовать себя как бы немного в Лувре, или вообще в Париже: там купить бутылку вина иногда проще, нежели перейти дорогу. То есть красное, белое, розовое во французской столице продается повсеместно, чуть ли не в любой торговой точке. Увы, в холодной Швеции с подобным раздольем вы уже не столкнетесь — спиртное реализуется исключительно в строго определенных местах, то есть только в специализированных магазинах одной торговой сети в установленные часы. В выходные же в этой скандинавской стране купить алкоголь практически невозможно, нужно запасаться им накануне, определенным образом отвлекаясь от работы.

Россия по всем своим характеристикам ближе к Швеции, чем к Франции. Конечно, в последние годы в Москве пить стали намного меньше, и водка в продвинутых средах превратилась, как и когда-то на Руси, в характерный атрибут почти исключительно поминок, наравне с блинами. Те же, кто хотят приятно провести время, пьют вино, в редких случаях — виски и коньяк. Но, к сожалению, еще не исчез феномен группы граждан, расслабляющихся в публичных местах пивом с воблой. Помню, как противно было видеть данное неказистое явление в московских парках — в «Коломенском» и «Царицыно». Думаю, что образ пьющих и закусывающих посетителей буфетов Третьяковской галереи и Эрмитажа еще менее аппетитен.

Вероятно, невозможно изжить традицию употребления шампанского и коньяка в театральном буфете. Это часть какого-то сложно понимаемого ритуала, но, буду честен, к нему есть у меня определенная приверженность. Поход в театр — семейное событие, к которому готовишься заранее, специально находишь для этого постановку, чтобы время, отведенное для посещения, не казалось потраченным зря. Ну и потом с дионисийских мистерий и начался театр как таковой — поэтому стремиться полностью убрать Диониса из его родного дома было бы не совсем вежливо по отношению к хозяину. Но вот что делать ему в доме Аполлона — то есть в музее, художественном или любом ином? Как он сам почувствует себя там?


В отличие от театрального буфета, кафе в музее культовым местом не является. Нет в наших традициях никаких особых сложносочиненных ассоциаций с музейной столовой — кроме желания накормить там ребенка, если он идет с тобой и, возможно, проголодался после нескольких часов осмотра экспозиции. Обсудить же новую выставку знатокам можно и за чашкой ароматного кофе. В подпитии же лучше — уместнее и антуражнее — идти на рок-концерт, чем в зал, где выставляют картины или тем более иконы.

Конечно, определенный элемент фантазии должен присутствовать и при организации питания в учреждениях культуры. Вот в кафе Музея истории искусств в Вене каждый четверг подают фирменные блюда, характерные именно для местной кухни, признаюсь, что ничего вкуснее в австрийской столице я не ел, хотя предлагалось просто мясо, определенным образом приготовленное с грибами. Посещение данного музея именно в этот особый день недели — определенное культовое событие. Но оно не имеет отношения к продаже коньяка или тем более пива в художественной галерее.

В общем, аргументов против спиртного в музеях немало, а вот в пользу его продажи на самом деле только один — денежный. Но и он является иллюзорным — взрослые занятые люди чаще всего ходят в музеи по выходным с детьми и едва ли мечтают при этом увидеть в зале и в буфете пьяные лица или, того хуже, оказаться однажды среди них. Храм Аполлона все-таки — не для дионисийских игр.


Оцените статью